Сайт об АКТуальных вопросах и ответах третьего сектора Беларуси

Статус

Locating you...

Построение диалога: белорусские практики

Сальнікава Юнэля

В основу статьи легли тексты домашних заданий, которые выполняли участники экспресс-программы ДИАЛОГ (2010 год), реализованной по инициативе МПОО «АКТ»

Процесс построения диалога предусматривает соблюдение определенных принципов. Роман Коваль и Алёна Горовая из Украинского Центра Согласия (Киев) формулируют процессуальные принципы диалога следующим образом:

Взаимопонимание – все участники согласны с тем, что основная цель процесса – достижение мира или гармонии через взаимопонимание; план дальнейших действий базируется на достигнутом взаимопонимании. Участники не пытаются в процессе «выиграть любой ценой», а направляют свои усилия на достижение взаимопонимания и формирование атмосферы гармонии.

  1. Интересы участников – в центре процесса – процесс построен таким образом, что все участники имеют возможность высказать свои интересы, касающиеся обсуждаемой ситуации, и выслушать интересы других вовлеченных сторон. Участники не ведут торг на уровне позиций («позиционный торг»); принятое решение всегда является взаимоудовлетворяющим решением «выигрыш – выигрыш».
  2. Вовлечение всех причастных сторон – процесс должен быть построен таким образом, чтобы все участники, которых касается обсуждаемая ситуация имели равные возможности принимать участие в диалоге.
  3. Добровольность участия – построение диалога возможно только в том случае, когда участники самостоятельно приняли решение участвовать в процессе. Добровольность участия обеспечивает искренность участников; заинтересованность в процессе и в его результате; принятие ответственности участниками как за то, что будет обсуждаться (содержание обсуждения), так и за результат, а также его реализацию.
  4. Принятие общих ценностей – процесс должен предусматривать возможность обсудить и достигнуть общего понимания и принятия ценностей участниками построения диалога. Только в случае разделения общих ценностей, возможно построить диалог, как процесс и как результат.

Возможно ли использование вышеизложенных принципов в практике белорусских некоммерческих организаций? И если да, как это способствует построению реального диалога и достижению позитивных результатов (консенсуса). На эти вопросы отвечают представители белорусских НКО, участники экспресс-программы ДИАЛОГ.

Литовчик Наталья, Детское общественное объединение «Ассоциация белорусских гайдов»

Если брать события из опыта можно отметить, что воплощение некоторых принципов – взаимопонимание, вовлечение всех причастных сторон, интересы участников в центре процесса – осуществлялось или интуитивно (т.е. бессознательно со стороны конфликтующих сторон), или частично, другие же принципы – добровольность участия, принятие общих ценностей – и вовсе не отслеживались.

Приведу пример. В одной из общеобразовательных школ учительница начальных классов и по совместительству руководитель методического объединения Иванова Татьяна Михайловна ушла в декретный отпуск. До этого она была ведущим учителем в начальной школе, разработала ряд учебных программ, методических пособий, печаталась в научно-педагогических журналах, была в хороших отношениях как с коллегами-учителями, так и с администрацией школы.

На ее замену взяли вполне стандартную учительницу Семенову Инну Викторовну. На протяжении первого года она зарекомендовала себя в среде коллег-учителей как человек замкнутый, конфликтный, в некоторых вопросах методики преподавания некомпетентный, формально относящийся как к работе, так и к детям. Однако отношения с директором школы у нее были замечательные, он поддерживал все ее действия и в конфликтных ситуациях всегда был на ее стороне. Личным приказом директора Семенова была назначена руководителем методического объединения.

Среди учителей начальных классов воцарилась атмосфера недоверия, озлобленности, страха потерять рабочее место, потому что было ясно, что к моменту выхода Ивановой из декрета Семенову никто не собирается увольнять, а вместо нее уйдет кто-то другой.

Причина такого поведения и отношения Семеновой и директора школы стала предельно ясна, когда выяснилось, что а) для директора школы ведущим принципом в отношении работников был "свято место пусто не бывает"; б) стиль управления директора школы был автократический; в) со стороны директора школы приветствовалось взятничество и доносительство; г) муж Семеновой был крупным госчиновником и прикрывал некоторые стороны деятельности директора школы.

Иванова за время нахождения в декретном отпуске, кроме ухода за ребенком, занималась самообразованием и саморазвитием, на провокации Семеновой не реагировала, поддерживала установившиеся во время работы в школе связи с другими учебными учреждениями. В итоге к моменту выхода из декретного отпуска Иванова получила ряд выгодных предложений и вышла на работу в должности заместителя директора по начальным классам в другую школу.

Получается, что действие принципов процесса построения диалога в какой бы то ни было ситуации проследить намного сложнее, чем отметить их отсутствие или невнимание к ним. Тем более, что все процессуальные составляющие построения диалога действуют комплексно, они равнозначны по своей значимости, поэтому нарушение или отсутствие хотя бы одного из них ведет к снижению эффективности построения диалога и достижения консенсуса.

Кристина Марчук, Центр информационной поддержки общественных инициатив «Третий Сектор»

Как-то мне довелось участвовать в семинаре для белорусских журналистов по теме освещения дискриминации меньшинств в СМИ. Экспертом был профессор из Западной Европы, который проводил специальные исследования в этой области, и вообще он считался мега-компетентным.

Сначала профессор провёл упражнение «Пресс-конференция», на которой он был в роли ярого сторонника запрета однополых браков. Затем нам нужно было написать по итогам этой пресс-конференции новости. После того как мы озвучили свои тексты, он (уже в роли самого себя) заявил, что мы как журналисты вообще не должны были писать какие-либо статьи о «чокнутом психиатре», и начал нам объяснять, что журналисты должны и не должны делать, освещая темы дискриминации.

Семинар (а мероприятие было заявлено именно как семинар) оставил ощущение, что меня обманули. Я чувствовала себя подопытным кроликом, на котором эксперт апробировал свои тезисы и методы. И я сделала вывод о том, что ведущий грубо пренебрёг интересами участников семинара. Он не спросил нас о том, что мы хотели б узнать о данной теме; с какими сложностями мы уже сталкивались; какой вообще опыт имеем в этой сфере. И попрощались мы с чувством полной неопределённости, поскольку глубокой подытоживающей части не было.

Чтобы рассматриваемые нами принципы вошли в привычку, необходимо над собой работать. То ли из-за менталитета, то ли из-за воспитания, то ли из-за лени наши люди быстрее накричат, нагрубят, поставят ультиматум или молча пройдут мимо. Представители неправительственных организаций в большей степени владеют принципами ведения диалога – такая уж это профессия, наверное.

В то же время мне тяжело назвать человека, который был бы идеален в этом смысле: всегда невозмутим и натурально технологичен в конфликтных ситуациях. Куда девать эмоции? Персонально мне не всегда хватает внутреннего ресурса, чтобы преодолевать собственную лень: хочется просто промолчать и сделать по-своему или «сказать, как отрезать», чем затевать долгие разговоры «Правильно ли я поняла?..», «…Мне хотелось бы…» Таким образом, для меня вопрос присвоения принципов построения диалога – открыт.

Дзмітры Вінчэўскі, грамадская арганізацыя “Ахова птушак Бацькаўшчыны”

Азнаямленне з прынцыпамі, неабходнымі для паспяховага дыялогу, паглыбілі ўва мне ўпэўненасць, што сапраўдны дыялог немагчыма арганізаваць. Гэта тое самае, што з прынцыпамі пабудовы камунізму: “кожнаму па патрэбах – ад кожнага па здольнасцях”. Заўсёды нейкі з важных і пералічаных момантаў не будзе прысутнічаць цалкам. Да таго ж праблема паглыбляецца за кошт таго, што ўсе пералічаныя і абавязковыя фактары павінны ўсведамляцца ўсімі бакамі, якія ўдзельнічаюць у дыялогу!
 
Пра пазітыўны досвед. Сёлета ўпершыню ў Беларусі наша арганізацыя - Ахова птушак Бацькаўшчыны – усталявала ІР-камеры на 2-х гнёздах сокала-пустальгі. За жыццём гнязда ў Брэсце можна назіраць на нашым сайце он-лайн – сам працэс вельмі цікавы, да нас заходзяць у сярэднім штодзень тысяча наведвальнікаў з розных краін.

З гарадзенскім гняздом узніклі тэхнічныя праблемы з падключэннем да польскага серверу. Аднак камеры зробленыя так, што нават без серверу трансляцыю могуць глядзець адначасова да 10 чалавек. Для пашырэння глядацкай аўдыторыі ў Гродна мы з сябрам з абласнога тэлебачання вырашылі рэалізаваць наступную ідэю.

У цэнтры гораду вісіць вялізны экран, які звычайна транслюе без перапынку камерцыйную або сацыяльную рэкламу. Належыць ён лакальнаму каналу Гродна-Плюс. Мы планавалі прапанаваць дырэктару рабіць 5-10 хвілінныя трансляцыі з гнязда штогадзіну ці ў іншым зручным для іх рэжыме.

У перамовах з дырэктарам ТВ-каналу мы выкарысталі стратэгію “выйгрыш-выйгрыш”. Наш інтарэс быў у тым, каб прыцягнуць увагу жыхароў Гродна да птушак, сайту і нашай арганізацыі. Для каналу гэты праект мог стаць унікальным у маштабах краіны. Па-першае,  праект садзейнічае папулярызацыі помнікаў архітэктуры, бо гняздо знаходзіцца на самым старым касцёле ў горадзе. Па-другое, павялічваецца лакальны гонар грамадзян за свой горад і яго прыроду – толькі ў нас у Беларусі сокалы гняздуюць у самым цэнтры ды яшчэ на такім старажытным і прыгожым будынку. І па-трэцяе, за прадукт практычна не трэба плаціць, і ТВ-канал можа ўключаць он-лайн трансляцыю на экран у любы зручны момант, паколькі гэта дазваляе адрас відэапатоку з гнязда.

Аднак нашы планы пад час вядзення перамоваў прыйшлося скарэктаваць, паколькі дадалася новая інфармацыя. Экран дзеля засцярогі ад вірусаў, быў адлучаны ад інтэрнэту, і падключыць яго адміністрацыя ТВ-канала не магла і не хацела. Сама магчымасьць мець трансляцыю ў любы момант была не патрэбная.

Аднак мясцовае ТВ выказала цікавасць да паказу падрыхтаваных мной відэа-ролікаў з каментарамі для недасведчанай публікі. Апынулася, што дырэктар, як і я, таксама энтузіаст і альтруіст, таму ТВ-канал дапаможа раэлізаваць нашую ідэю задарма. Дадатковым аргументам сталася тое, што ТВ-канал зможа выкарыстаць мае відэа-ролікі пад час рэспубліканскага экафоруму, які неўзабаве мусіў адбыцца ў Гродна.

Паціснуўшы адзін аднаму рукі, мы развіталіся і накіраваліся да выхаду. Але дырэктар дагнаў нас каля дзвярэй і прапанаваў асабіста зладзіць экскурсію па тэлестудыі. Мы з радасцю пагадзіліся і насамрэч былі ўражаны дзейнасцю, якую мясцовы тэлеканал робіць для горада. Напрыканцы ўсе разышліся ў добрым настроі.

Татьяна Козловская, Общественное объединение предпринимателей Могилевской области

Удачный пример построения конструктивного диалога мне продемонстрировала встреча, в которой был воплощен сотруднический подход к решению проблем и достижению согласия между представителями различных организаций.

Встреча, о которой я хочу рассказать, произошла в Киеве. На нее были приглашены руководители бизнес-ассоциаций нашей страны. Целью мероприятия было заявлено нахождение путей сотрудничества в решении общих проблем бизнеса. Изначально у меня не было уверенности, что из этой встречи может получиться что-то полезное. Дело в том, что участники имели слишком разные взгляды и подходы в решении проблем бизнеса. Некоторые руководители организаций уже знали друг друга и часто публично критиковали методы и подходы к решению тех или иных проблем бизнеса со стороны других бизнес-ассоциаций.

Встреча началась с того, что все участники собрались за одним круглым столом и стали представлять себя и свои бизнес-ассоциации. Они рассказывали о целях и задачах организаций, какие подходы используют в решении проблем бизнеса, что конкретно делается для того, чтобы бизнесу в нашей стране было работать комфортно.

В конце презентации оказалось, что деятельность и услуги, оказываемые каждой из организаций, имеют общие черты. Во время перерыва участники подходили друг к другу, обменивались визитками и предлагали пути взаимного сотрудничества между организациями, чего ранее никогда не наблюдалось.

После перерыва продолжилось обсуждение общих интересов, ожиданий и возможных опасений от сотрудничества. Была достигнута договоренность о том, что бизнес-ассоциации не будут публично критиковать друг друга, а наоборот – сложные для бизнеса проблемы будут решаться совместно. Были выделены наиболее острые вопросы, стоящие перед бизнесом и являющиеся приоритетными для всех. Был оговорен срок следующей встречи, на которую все должны приехать со своими предложениями по решению общих проблем и на основании которых будет составлено обращение на адрес правительства.

В настоящее время представители бизнес-ассоциаций созваниваются между собой, согласовывают общее видение, обмениваются информацией и готовят свою часть письма в правительство, которое подпишут представители ключевых бизнес-ассоциаций страны.

Комментарии Романа Коваля, Президента Украинского Центра Согласия (Киев)

«Смысл диалога имеется тогда, когда все возможные альтернативы – хуже и из отношений никуда не денешься»

История с учителями иллюстрирует ситуацию, когда принципы построения диалога не учитывались и к чему это приводит. Я бы сказал, что в данном случае и попытки к диалогу не наблюдалось. Скорей это был способ удовлетворения личных интересов одной стороны с помощью использования силы другой стороной. Сила в данном случае выражалась в "связях", доступе к информации и, в последующем, - в статусе, позиции руководителя методического объединения. В общем, очевидно, что в данном случае стороны конфликта и не стремились к сохранению отношений или разрешению противоречий. Со стороны Ивановой, мне кажется, тоже было достаточно разумным не искать примирения, поскольку ее альтернатива, судя по всему, была лучше возможного соглашения с Семеновой и Директором школы. Смысл переговоров и диалога имеется тогда, когда все возможные альтернативы – хуже и из отношений никуда не денешься.

Интереснее складывается ситуация, когда стороны действительно связаны общим местом работы, проживания, общим бизнесом, и разрыв отношений ведет к затяжному кризису, потерям в качестве, невозможностью достижения тех результатов, на которые направляются общие усилия. Без разрешения такой ситуации (в организации, в сообществе, в парламенте, в корпорации) единственное видимое будущее - накаление страстей и холодная или открытая война.

Вот тут перечисленные принципы построения диалога становятся крайне важны. Интересно наблюдать, что происходит, если стороны пытаются вести переговоры без учета всего обозначенного, или (еще катастрофичнее!) когда на словах все это декларируется, а по факту или упускается, или процедура строится так что, по сути, выходит манипуляция.

Например, участие всех заинтересованных сторон задекларировано, но оргкомитет решает не приглашать какую-нибудь экстремистски настроенную группу и попробовать договориться без нее. Все радуются достигнутому соглашению, но через какое-то время обнаруживают себя в противостоянии с теми, кто был исключен из процесса и начинают "священную войну" с "провокаторами", "экстремистами", "терроризмом" и пр.

Или, скажем, процесс диалога начинает подгоняться организаторами (или фасилитаторами) к логичному завершению, потому, что заканчиваются ресурсы, надо принять решение к определенному сроку, какая-то из сторон использует манипулятивные технологии/поведение и т.д. Как-то неожиданно обсуждаемое соглашение начинает все больше напоминать процесс взаимных уступок и компромиссу. Чем оборачивается ситуация в таком случае? и к каким результатам (и отдаленным последствиям приводит), когда на словах процесс ориентирован на интересы сторон, а по факту – на компромисс между изначальными позициями?

Неделя в чужих мокасинах

Для понимания диалога и основных предпосылок к построению взаимопонимания имеет значение признание того факта, что никто в этом мире не обладает монопольным правом на знание или толкование истины в последней инстанции. Ведущий процесса диалога недаром на первое место ставит ценность понимания других людей, поскольку допускает наличие многих "правильных" точек зрения на одну и ту же проблему. Любой взгляд на вещи может быть понятен после того, как походишь неделю в чужих мокасинах, как говорят, если не ошибаюсь, индейцы навахо.

Я однажды принимал участие в ролевой игре, где ведущий предлагал участникам семинара принять решение о том, какие меры пресечения нужно применить по отношению к правонарушителю, который совершил ограбление супермаркета, угрожая оружием хозяину магазина. После описания сюжета тренер предложил участникам выбрать для себя место в тренинговой комнате (справа или слева от него - в зависимости от решения - брать под стражу или отпустить под подписку о невыезде).

После того, как участники сделали свой выбор, ведущий добавил немного информации об обстоятельствах правонарушения и около 50% поменяли свою точку зрения, потом опять и опять. Каждый новый факт в ходе расследования менял взгляд и точку зрения участников на содержание дела. Вывод был простой - прежде чем судить кого-то надо сначала попробовать понять до конца ситуацию именно этого человека... Проблема в готовности участников и ведущих такого процесса примерять на себя "чужие мокасины".

Я предполагаю, что готовность понимать и тем более принимать чужое мнение присуща человеку, который в первую очередь понял и нашел самого себя, которому не надо убеждать себя в собственной правоте и который не боится "исчезнуть", как только его система верований будет подвергнута критике или окажется слабой. Такие люди, в то же время, легко попадают в зависимость от авторитета других, поскольку любая убедительная демонстрация силы дает им обманчивое ощущение правоты и защищенности под крылом такой силы (партии, Бога, диктатора, научной теории).

Если же человек пользуется собственными критериями принятия решений, выбора, суждений - критериями разума и здравого смысла, он всегда готов выслушать точку зрения другого и изменить собственную, если окажется, что он не прав или ошибался в чем-то. Мое чувство самоуважения, принятия себя, заботы о себе и ответственности перед собой от перемены точки зрения никак не пострадают.

Если же всего этого нет, то любая критика или сторонняя оценка будут восприниматься как угроза, оскорбление, насмешка и т.д., как покушение на мою целостность, идентичность и безопасность в конце концов. Пытаясь защититься от этого, мы начинаем делить мир на «своих» и «чужих» и защищаться вместе со «своими» от «чужих».

Поэтому, первое, что обеспечивает ведущий диалога - это безопасную атмосферу общения. Второе - принятие и понимание каждой стороны, в которой нет угрозы, но есть отношения заботы и уважения. И только тогда формируются условия для ответственности – когда складываются благоприятные обстоятельства для проявления зрелой (а не испуганной) позиции, которая, принимая свою сущность, готова отвечать за себя, свои слова и то общее, что рождается в атмосфере доверия к себе и друг к другу. Только когда побежден страх, растерянность и тревога, сообщество выходит на тот уровень, на котором можно спокойно обсуждать и принимать разные точки зрения и взгляды на жизнь.

 

Статья подготовлена к публикации Юнэлей Сальниковой

Тематика: 
Жанр: 
Организация: 

Добавить комментарий

(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.
(If you're a human, don't change the following field)
Your first name.

Выберите рассылки, на которые вы хотите или не хотите быть подписанным.